24. Перед коллективизацией

 

В начале 20-х годов в Мосальском уезде было до 30 процентов бедняцких дворов. К беднякам относили тех, кто вообще не имел скота или имел его до двух голов и у кого находилось от половины до полутора десятин земли на едока (то есть на каждого члена семьи, включая стари­ков и грудных младенцев). Значительная часть отобранного у помещиков скота и инвентаря была роздана беднякам бесплатно или по самой низкой цене, а часть перешла в созданные в ряде сел и деревень прокатные пункты (зародыши будущих МТС), которые обслуживали кре­стьянские хозяйства.

На землю в уезде претендовали единоличные и общин­ные крестьяне, хуторяне, крестьянские объединения, зе­мельные органы, жители города и т.д. В деревне клочки пашни, лугов и пастбищ были разбросаны по разным мес­там. И вот уездное земельное управление приступило к землеустройству, чтобы свести угодья к единым и обшир­ным участкам. Это была подготовка к созданию коллек­тивных крестьянских обществ.

Вообще-то они начали организовываться у нас сразу после Октябрьской революции. Хотя крестьяне и получили землю, в одиночку трудно было выжить. Далеко не во всех из 18670 крестьянских хозяйств уезда имелись со­вершенные орудия труда — в основном применялись дере­вянная соха и деревянная же плетеная борона. Много ли сделаешь такими орудиями? Урожайность продолжала оставаться низкой, не хватало даже семян.

Уже в 1919 году в уезде насчитывалось 40 сельскохо­зяйственных кооперативов. Это были трудовые артели, товарищества по обработке земли, коммуны. В результате к концу 20-х годов при сплошной коллективизации была взята за основу сельхозартель — всем известный колхоз.

Меньше мы знаем о коммунах. А они начали возни­кать в Мосальском уезде с конца 1918 года. Одной из первых была коммуна "Прогресс" в селе Верно Ивано-Дубровской волости, выросшая из "трудовой артели не­имущих классов" и зарегистрированная 15 ноября 1918 года. В нее вошло 12 семей бедняков из 70 человек. Ей передали из имения выселенного помещика Воробьева 100 десятин пашни, усадьбу, пасеку, плодовый сад из 350 корней, березовый лес, луга, жилые и хозяйственные строения, 35 единиц сельхозинвентаря.

Несколько раньше, 1 ноября, образовалась коммуна "Маяк" той же Ивано-Дубровской волости на базе трех бывших имений в деревнях Дубье, Корное и Проходы. Она состояла из 17 семей. Коммуне выделили 75 гектаров земли, передали 17 лошадей, 28 коров и телят, 16 свиней, птицу.

28 декабря в деревне Астапово Людковской волости была создана третья коммуна "Равенство и братство".

К 15 мая 1920 года в уезде действовало 7 коммун с 407 коммунарами. По уставу в них была общая собственность на все, за исключением одежды, обуви и некоторых лич­ных предметов. Коммунары не могли иметь в своей соб­ственности дом, приусадебное хозяйство, скот, получать за работу деньги и наниматься к другим хозяевам. Про­дукты распределялись поровну, по едоках. Добывать же все необходимое для пропитания и распределять потом "по своим нуждам" (как было записано в уставе) на прак­тике оказалось невозможным. Да и перепрыгнуть из ка­питализма сразу в коммунизм никак нельзя. Вот почему коммуны умерли. Лишь одна — "Прогресс" — дожила до конца 20-х годов и влилась в колхоз.

Несмотря на неплохую материальную базу, достав­шуюся от помещиков, бедняки мало что могли сделать в условиях жуткой разрухи. В 1924 году в уезде разверну­лась большая работа по созданию различных товари­ществ, в том числе по обработке земли. В такие товари­щества записывались целыми селениями. И сразу же следовали заказы на сеялки, веялки, молотилки, клеверные семена. Но даже всем миром крестьяне не могли все это купить. Что уж тут говорить об одиночках. И уездное зе­мельное управление с горечью отмечало: "Крестьяне охот­но идут на всякого рода улучшения в хозяйстве, но вся беда в том, что нет у них средств".

К весне 1925 года, однако, число крестьян выше се­редняцкого уровня в уезде увеличилось на 15 процентов. Давал о себе знать НЭП. В то же время очень медленно сокращалось количество дворов, имевших одну лошадь и вообще не имевших скота — бедняцких.

"Деревенские" вопросы активно обсуждала XIII уездная партийная конференция, которая проходила в августе 1925 года. Она отметила заметное укрепление сельскохозяйствен­ной экономики. Оно выражалось в увеличении поголовья скота и посевных площадей, в переходе от дедовской "трехполки" — старой системы земледелия — к многополью и травосеянию, которые повышали урожай.

Бедняки и середняки охотно пользовались услугами крестьянских обществ взаимопомощи. В них входили один городской комитет, 5 волостных и 102 сельских. Сельские комитеты объединяли 17507 хозяйств.

В мосальской деревне появились и совершенно новые, непривычные для крестьян образования — советские (государственные) хозяйства, или совхозы. Они организовы­вались в наиболее сильных бывших помещичьих имениях, на прочной основе. Совхозов на первых порах в уезде числи­лось 14 со 107 рабочими, они призваны были показать всем крестьянам пример того, как надо вести дрло. Однако не показали и вскоре развалились. Лишь совхоз "Жуковка" просуществовал до конца 50-х годов, но и его из-за убыточности закрыли, распределив землю и имущество по колхо-' зам.

... В ноябре 1928 года на общем открытом партийном собрании Мосальской организации ВКП(б) было заявлено: "Нужно идти на углубление коллективизации бедноты".

Начинался новый этап — колхозный.

X