19.Вторая революция.Февраль 1917-го

 

В самом конце февраля 1917 года рухнуло ненавистной народу царское самодержавие. Об этой второй буржуазно-демократической революции — Февральской — местных исторических фактов обычно приводится мало. Между тем они были, и довольно знаменательные.

В Мосальске новая власть утвердилась быстро  и  без особого сопротивления.  Все ждали изменения бездарной политики, осложненной империалистической войной, pun вязанной буржуазией.

В густонаселенном уезде (в 1917 году число жителей здесь превысило 207 тысяч) появилось множество голодных и нищих.

Крестьяне не имели даже семян, чтобы засеять питию, не говоря о муке, крупе и других продуктах питания.  Мосальчанам недоставало самого необходимого — хлеба, топлива, одежды, обуви. Распространились воровство и  бандитизм,  часто горели целыми "гнездами" деревенские дом», крытые соломой. В уезде насчитывалось 100 тысяч  голодающих-половина всего населения. Возобновились стихиные погромы.Открывышаяся вдруг свобода слова, собраний, шествий,общественных объединений частенько выходила из разумных рамок и оборачивалась беспорядками.Ширилось стихийное крестьянское движение. В Мосальске действовали несколько политических партий — эсеровская, кадетская, меньшевистская м другие.

Через три дня после поступившей в Калугу телеграм­мы о свержении самодержавия, в Мосальске 4 марта об­разуется общественный исполнительный комитет из 16 человек. В него вошли все, кто уже был у власти, плюс несколько мещан и торговцев. Комитет отобрал у городо­вого и стражников оружие, то есть разоружил полицию. Ее место заняла милиция, начальника которой впервые не назначили, а избрали.

Вместо комиссара Временного правительства  занял быв­ший чиновник А.Ф.Ментин.

Избрали также городскую думу и:з представителей разных слоев населения. А 21 марта были провдены вы­боры уездного исполнительного комитета Советов. Он со­стоял из очень большого количества членов-их было более ста.

Возникло двоевластие. С одной стороны, свою полити­ку проводила буржуазия через органы Временного прави­тельства, важнейшим из которых был комиссариат, с другом стороны —народ осуществлял свою власть через Советы и их исполкомы.

Весьма энергична работал уездный исполком Советов. Он начал отюирать у помещиков луга, другие угодья и далее выселять сопротивлявшихся землевладельцев. Столь смелое поведение исполкома явилось предметом рассмот­рения в Москне. Моснльчанам уеказали на «явную незаконность его распоряжений»

В противовес избранным снизу Советам дворяне созда­ли Мосальский отдел Петроградского Союза землевладельцев

В июле двоевластие кончилось, всю власть в свои руки забрало Временное правительство. Тем не менее в Мосальске продолжают развитаться демократические про­цессы. Выходит свободная "Мосальская газета", возникает ряд новых общественных объединений ведется острая дискуссия о земле, выборах во вновь организуемые волостные земства и в центральное Учредительное собрание, проходят многочисленные собрания и съезды.

К осени политическая жизнь в городе и уезде значи­тельно оживляется и обостряется. Все сильнее заявляют о себе большевики, которые небезуспешно завоевывали на свою сторону население, особенно в деревне. Среди них было много возвратившихся с фронта солдат, заводских рабочих из Москвы и Петрограда с партийным стажем. К большевикам на первых порах политики интеллигентско­го толка относились несерьезно, но вскоре те сказали свое веское слово.

Простой народ отрицательно относился к империали­стической войне. Где-то далеко от дома, в холодных и сы­рых окопах, воевали и гибли солдаты в самом расцвете сил, в то время как их семьи голодали и страдали в тылу. Все же кое-что предпринималось для помощи фронту. Мосальские дворяне, купцы и другие богатые люди вносили денежные пожертвования, действовал уездный комитет по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну, а при уездной земской управе — попечительство.

В течение всего 1917 года главным был хлебный во­прос. Большинство населения уезда получало по 3 — б фунтов хлеба на едока в месяц, что не хватало и ребенку. Создаются городской и уездный продовольственные коми­теты, которые пытаются обеспечить население продо­вольствием, доставляя его из других губерний. Однако эти меры мало что давали, хотя бывали и удачные по­ездки.

Сложным и животрепещущим оставался вопрос о зем­ле. Местная партия эсеров выдвинула лозунг: "Землю тем, кто ее обрабатывает!"

Звучали призывы к крестьянам объединяться в союзы. Летом был избран уездный Совет крестьянских депутатов, объединивший волости, а 15 и 16 августа он созвал свой съезд. Все делегаты сошлись на том, чтобы земля без вы­купа перешла крестьянам.

Политика Временного правительства, тормозившая пе­редачу земли крестьянам, а эсеров — нацеленная на ожи­дание Учредительного собрания, привела к бунтам в де­ревне. В Мосальском уезде возобновились самочинные захваты земли, инвентаря и скота помещиков, грабежи и поджоги имений. Власти теряли контроль над обстановкой. Осенью она накалилась до предела, в Калугу и Моск­ву без  конца летели отчаянные телеграммы с просьбой о присылке войск. В одной из них прямо говорилось, что настроение масс "граничит со взрывом."

   И взрыв грянул.

 

 

 

X